Жизнь прекрасна! Часть 3. Шторм на море в восприятии аудиала

Стоял жаркий летний день. Нещадно палило солнце. На улице не было ни души. Приморский городок, словно вымер. В знойном раскаленном воздухе разливалась тишина, муха пролетит – слышно. Даже собаки затихли, нигде не раздавался их звонкий лай. Во всей округе не было слышно ни шороха. Людской гомон смолк, детский смех растворился под сводами домов. До чуткого слуха не доносилось ни звуков музыки, ни гудков машин. Палящий зной и безмолвие царили на улицах. Лишь иногда в тишине слышался скрип открываемой двери, время от времени раздавались гулкие шаги одинокого прохожего, изредка доносился цокот лошадиных копыт да грохот колес  проезжающей телеги.  И снова все стихало.

Неожиданно тишину разрезал пронзительный гудок. Один из рыбацких баркасов оповещал о своем возвращении в гавань. За ним тянулись остальные суда здешней рыболовецкой эскадры. По радио сообщили о стремительно приближавшемся шторме.

…С утра на море стоял полный штиль. Ни ветерка… Морской прибой был тих и кроток, лишь у пристани еле слышался негромкий плеск колыхавшейся воды. Чайки с молчаливым достоинством, замерли на воде.  Шуршание шагов по пляжной гальке на фоне общего затишья звучало  вызывающе громко. Голубое небо молчаливо простиралось над безмолвным миром. Ничто не предвещало бури.

К обеду на горизонте собрались грозовые тучи. Сизая пелена угрожающе разрасталась, надвигаясь на городок. Горячий воздух, словно застывший в ожидании неизбежного разгула стихии, вдруг всколыхнулся. Неожиданно налетевший резкий порыв ветра прошумел в кронах деревьев, заскрипел металлической калиткой, где-то хлопнул дверью и отозвался эхом в подворотнях. По улице, спускавшейся к морю, еле слышно шурша об асфальт и стены домов, понеслись пыль и песок.

На берегу еще царило безмятежное спокойствие. Но вот по морской глади пробежала легкая рябь. Ветер с хрустом покатил по пляжной гальке обертку от мороженого. В воздухе прошелестел взметнувшийся вверх целлофановый пакет. Следующий порыв ветра нарушил немоту притихшего, было, прибоя. Плеск волн, набежавших на берег и с ворчливым шуршанием вновь отступивших, повторился и усилился. Море зарокотало, заговорило, к его голосу присоединились тревожные крики чаек, словно нарушивших обет молчания.

Окрепший ветер с легкостью перемещал мощные водяные валы. Его завывания сливались с канонадой волн, воинственно штурмующих береговую линию, с оглушительным грохотом обрушивающихся на прибрежные скалы. Брызги рассыпались вокруг, дробно барабаня по камням. Чайки неумолчно голосили, внося ноты отчаяния в  симфонию шторма. Многоголосье стихии заглушило все земные звуки. Крещендо гигантских волн, яростно атаковавших берег, возвещало об их силе и беспощадности, его венчала громовая кульминация ударов водной массы о земную твердь.

Достигнув цели, вода нехотя отступала, словно утратив свою магическую силу. На смену прежним приходили все новые гигантские волны. Их грозный рёв отражал величие и мощь водной стихии, несокрушимой, громогласной и непреходящей во времени и пространстве…

 

Спасибо, что прочитали эту статью. Я уверена, что она будет интересна Вашим друзьям и знакомым. Поделитесь этой статьей в социальных сетях, нажмите на кнопку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *